Обитатели Байкала

Байкал населяют водные животные, отличающиеся уди­вительным своеобразием, причем подавляющее большин­ство из них встречается только в этом водоеме. 
Об этом стало известно сравнительно недавно — в кон­це XIX в. До тех пор фауна байкальских вод изучалась слабо и нерегулярно. Так, руководитель камчатской экспедиции 1732—1743 гг. академик Гмелин впервые опи­сал байкальского тюленя; в 1771 — 1772 гг. на озере изу­чал жизнь нерпы академик Георги — участник экспеди­ции знаменитого натуралиста, академика Палласа. По­следний дал первое описание любопытной байкальской рыбки — голомянки — и еще нескольких беспозвоночных обитателей озера. Затем почти сто лет не поступало ника­ких новых сведений о фауне Байкала. И лишь в 1855— 1857 гг. участник Сибирской экспедиции Г. Радде, состави­тель общего описания Байкала, собрав очень скудные фау­нистические данные, сделал вывод об исключительной бедности населения Байкала беспозвоночными животны­ми. Этот ошибочный вывод еще на десять с лишним лет погасил интерес к фауне Байкала. Он был полностью опро­вергнут блестящими работами Дыбовского и Годлевского, проведенными ими в 1869—1870 гг. в Южном Байкале. 
В 1919 г. близ пос. Большие Коты на берегу Южного Байкала Акаде­мия наук создала постоянную экспедиционную базу, впо­следствии ставшую биологической станцией Иркутского университета. Работы на станции ведутся и в наши дни. Широкие биологические исследования фауны озера про­водились Байкальской экспедицией Академии наук СССР в 1925—1927 гг. Ее работы подготовили создание в 1928 г. Байкальской биологической (в дальнейшем лим­нологической) станции АН СССР в пос. Лиственичном, реорганизованной в 1961 г. в Сибирский Лимнологический институт. 
Стационарные работы открыли новые стороны жизни в озере. Ученые получили достаточно полную картину за­кономерностей распределения населения Байкала в зави­симости от глубины, типа грунта и других условий сущест­вования, выяснили характер сезонных явлений в жизни озера, собрали количественные данные о населении Бай­кала, численности и весе (биомассе) растений и живот­ных, обитающих на единице площади дна или в единице объема воды. За последние годы были полнее изучены важные в промысловом отношении рыбы и их корм — мас­совые формы беспозвоночных. В настоящее время известно, что общее число видов, населяющих Байкал, превышает 1700. Из этого числа более 500 видов и разновидностей — растительные орга­низмы и около 1200 — животные. При этом около 2/3 этого богатейшего и разнообразнейшего населения встречается только в Байкале. И все же фаунистические богатства Байкала еще до конца не выяснены, они ждут своих ис­следователей. В Байкале, как и в любом другом водоеме, многие вод­ные организмы обитают на дне пли у дна. Часть из них зарывается в грунт, другие прикреплены на всю жизнь к камням, третьи ползают по дну. В Байкале нектон представлен ры­бами и одним видом рачков — бокоплавов. Водные организмы населяют весь Байкал, включая и наибольшие его глубины. Здесь, в условиях темноты, оби­тают немногочисленные, но наиболее своеобразные пред­ставители байкальской фауны.   

Бентос — 

население дна Байкала. Население дна поч­ти всех водоемов располагается по известной схеме. В ее основе лежит неоднородность условий существования ор­ганизмов на дне. Эти условия закономерно изменяются по мере удаления от берегов и увеличения глубины. Все это с успехом можно применить к Байкалу, правда, кон­кретизировав в соответствии с его своеобразием. Кроме того, следует обратить внимание на некоторые специфиче­ские черты, которые присущи составу и распределению донного населения таких частей озера, как сильно обособ­ленные заливы, губы и бухты, отчлененные от озера мел­ководные соры. Каковы же важнейшие условия существования оби­тателей дна Байкала? Как известно, с удалением от берега и возрастанием глубины уменьшается сила волновых движений, дости­гающих максимума в зоне прибоя.  Очень мало бокоплавов. Из этих рачков к усло­виям прибоя приспособились лишь гмелиноидес, немногие виды рода эулимногаммарус и некоторые другие. Из мало-щетинковых червей в этой зоне процветает один мезэнхитреус. Этот небольшой желтый червь, прячущийся в песках, гальке и среди камней, не только в воде, но и на берегу, нередко скопляется здесь в громадных количествах. Среди обрастаний водоросли улотрикс весьма часто встречаются маленький малощетинковый червь — наис, а также личинки особых видов комаров — хирономид, широко распрост­раненных во всех материковых водах. В безветренную по­году в прибойную полосу нередко заходят обитатели более глубоких районов. Однако при начинающемся волнении они снова уходят от берега. Еще беднее становится население прибойной зоны осенью, когда отмирает водорослевый покров камней. Зи­мой же эта зона совсем безжизненна: она промерзает до дна. Население ее удаляется от берега, а мезэнхитреус за­рывается глубоко в грунт. Ниже зоны прибоя, вдоль открытых берегов Байкала, на каменистом грунте хорошо видна сквозь прозрачную воду полоса зарослей шириной от 20—30 до 100—200 м. Исключительное по красоте зрелище представляют собой изумрудно-зеленые куртины водорослей дидимосфении,тетраспоры, драпарнальдии, хетоморфы и др., прикреплен­ных к камням и возвышающихся на несколько десятков сантиметров. Эта своеобразная полоса пышного произрас­тания водорослей — область существования наиболее раз­нообразного и обильного животного населения (зообентоса) Байкала. . В зарослях обитают мно­гочисленные представители рода паллазеа. Они окрашены в светло-зеленые с темными пятнами тона и имеют вырос­ты, которые делают их почти незаметными среди расти­тельности. 
Байкальские бокоплавы
На камнях, обросших водорослями, водятся многочис­ленные брюхоногие моллюски. Большинство из них также являются эндемичными бай­кальскими видами. Основную пищу моллюсков составляют водоросли. 
По камням, не заросшим водорослями, ползают реснич­ные черви (турбеллярии). Это все эндемичные байкаль­ские виды, отличающиеся яркостью окраски, пестротой рисунка, а многие — круп­ными размерами. Чтобы дать представление о ко­личестве плоских червей на каменистых грунтах, достаточно указать, что с поверхности камня вели­чиной в 25—30 см можно собрать до сотни экземп­ляров разных видов. Все турбеллярии — хищники и питаются различными мелкими животными. Под камнями и у осно­вания обрастающих камни губок обитают и некото­рые виды байкальских малощетинковых червей. Не­редко на 1 м2 поверхности дна можно обнаружить до 1000 и более экземпляров. Малощетинковые черви не ограничиваются каменистыми грунтами полосы зарослей; они любят мягкие песчаные и особенно илистые грунты. Не удивительно, что они встре­чаются как на мелководьях, так и на самых больших глу­бинах Байкала. У основания губок и в отверстиях на поверхности их тела прижился еще один любопытнейший представитель байкальской фауны — многощетинковый червь — манаюн­кия байкальская. Этот червячок, длиной в не­сколько миллиметров, сидит в небольших трубочках, скле­енных из частиц ила или песчинок. На переднем конце червя имеется пучок нитевидных жабр и ротовые придат­ки для захватывания пищи. 
Благодаря своему громадному изобилию, ручейники играют существенную роль в питании байкальских про­мысловых рыб — хариуса и, в меньшей степени, омуля.  Одни виды бычков-подкаменщиков обитают на дне на небольших глубинах. Это небольшие рыбки, часто ярко окрашенные, известные под местным названием широколобок. Наиболее обычны: каменная, песчаная и большеголовая широколобка — хищная рыба с большой головой, напоминающая жабу. С переходом от каменистых к песчаным грунтам в об­ласти малых глубин открытого Байкала изменяется состав и количество населения дна. Исчезают водоросли и губ­ки, для которых камни служили местом прикрепления. Не встречаются и ручейники, прикрепляющие свои трубочки также к камням. На смену им приходят другие виды. На крупнозернистом песке, распространенном до глубин около 10 м, исчезают многие виды бокоплавов. Их сменя­ют другие — из родов микруропус и хиалелопсис — харак­терные обитатели песков. Кроме видов брюхоногих мол­люсков, типичных для песков, здесь появляются двуствор­чатые, относящиеся к родам сфериум и пизидиум, а также более крупная, до 15 мм, форма червя — манаюнкии. Часто встречается песчаная широколобка и некоторые дру­гие бычки. На глубинах от 10 до 20 м, в зоне мелкозернистых пес­ков с примесью илистых частиц, население дна снова ста­новится разнообразнее и обильнее: здесь более благопри­ятны условия питания. Наряду с новыми видами мало-щетинковых червей и бокоплавов в этой зоне в большом количестве встречаются представители крупной иловой формы многощетинкового червя — манаюнкии. Но особен­но много на этих глубинах представителей моллюсков рода байкалия и мелких двустворчатых. Богата здесь и фауна микробентических организмов. 
Исследования в этой области про­должаются и нужно ожидать новых открытий. Пока лишь ориентировочно можно говорить о весьма малом населе­нии самых больших глубин Байкала, которое в десятки и даже сотни раз беднее населения вышележащих областей озера. В настоящее время нам известно уже довольно боль­шое число глубоководных байкальских бокоплавов — представителей родов абиссогаммарус, омматогаммарус, гаряевия и др.  Из моллюсков в глубинной области встречаются еди­ничные представители рода байкалия (на глубинах 600— 800 м) и рода бенедикция (на глубине до 1400 м). Глубо­ководный моллюск вальвата батибия имеет совсем бес­цветную раковину. До самых больших глубин Байкала распространяются некоторые глубоководные малощетин­ковые черви. Кроме них, на каменистых грунтах больших глубин обитают: крупный белый рачок — водяной ослик Дыбовского и голубовато-зеленая губка. Таковы основные черты состава и распределения бентоса открытого Байкала на всем его огромном протяжении. Однако картина донной жизни озера окажется не полной, ясли мы не заглянем в его обособленные части: обширные мелководные соры, бухты и губы. На дне крупных заливов — Баргузинского и Чивыркуйского, а также Малого Моря обитают представители эндемичных видов, такие же, что и в открытом Байкале.  Встречаются и типичные байкальские виды водорослей — тетраспора и драпарнальдия. С приближени­ем к выходу из заливов, бухт и губ в открытый Байкал ко­личество байкальских видов заметно увеличивается. Как уже говорилось, географические и гидрологиче­ские особенности соров резко отличают их природу от при­роды открытого Байкала. В свою очередь и донное на­селение этих мелководных пространств особенно сильно отличается от собственно байкальских обитателей дна. Так, во всехсорах развиваются обширные заросли широ­ко распространенных высших водных растений: рдесты, уруть, роголистник, пузырчатка, водяная гречиха, кубыш­ка и др. Для вязких илов, образующих дно соров Рангатуя и Северобайкальского, характерно весьма однообразное на­селение, состоящее из личинок хирономид, двустворчатых моллюсков и обычного озерного гаммаруса. Все это обыч­ные виды, очень широко распространенные в реках и озерах Сибири.    

Планктон 

— микроскопическое население водной тол­щи Байкала. Водную толщу Байкала населяет бесчислен­ное множество планктонных организмов. Все они свобод­но перемещаются вместе с водами озера.  В состав планктона входят и растительные организ­мы — фитопланктон, и животные — зоопланктон. Фитопланктон Байкала довольно разнообразен. В его состав входит около 200 видов водорослей. Но из них лишь сравнительно небольшое число, около 40,— постоянные обитатели Байкала, остальные — случайные виды, зане­сенные с водами притоков или из соров. В составе фито­планктона открытого Байкала преобладают диатомовые водоросли. Прозрачный байкаль­ский лед, с гладкой поверхности которого ветер местами сдувает снег, пропускает достаточно солнечного света, не­обходимого для фотосинтеза. Среди планктонных водорос­лей в это время преобладают диатомовые, одетые кремне­выми створками: разные виды мелозиры, циклотелла, си­недры. В огромных количествах размножаются перидиние-вые водоросли — гимнодиниум, гленодиниум и др. В этот период в 1 л байкальской воды можно обнаружить от 400 тыс. до 1,5 млн. их клеток. Все они — характерные представители весеннею холодолюбивого фитопланктона открытого Байкала, причем многие виды эндемичны. К маю обилие фитопланктона достигает максимума, после чего водоросли, отмирая, начинают оседать в более глубо­кие слои озера. В конце июля, когда поверхностные слои воды в открытом Байкале нагреваются выше 8°, водо­росли холодолюбивюго весеннего планктона почти полно­стью исчезают. С начала августа в жизни байкальского фитопланктона наступает второй этап. На омену весенним водорослям приходят летние. Теперь уже преобладают: синезеленая водоросль анабена, диатомовая водоросль астерионелла и некоторые другие. Однако эти теплолюбивые водоросли не­специфичны для Байкала: они широко распространены в озерах и реках. Летний байкальский фитопланктон более однообразен и беден, чем весенний. В осенний период растительный планктон озера иной, чем весной и летом. В октябре-ноябре в открытом Байка­ле вновь развиваются диатомовые водоросли, особенно циклотелла.  Переход от од­ного этапа к другому далеко не всегда наступает одновре­менно в разных частях Байкала. Во многом это зависит от распределения течений, температуры воды, состояния по­годы и т. п. Не отличается постоянством, а также однооб­разием и состав байкальского фитопланктона: в одно и то же время года в разных районах озера может преобладать то одна, то другая водоросль. Сильно различаются по составу и обилию фитопланкто­на и обособленные части Байкала. Например, весенний хо­лодолюбивый планктон в таких обширных и малообособ­ленных районах, как Малое Море, Баргузинский и Чивыркуйский заливы, тот же, что и в открытом Байкале. Но летний планктон здесь обильнее, разнообразнее и — глав­ное — отличается по своему составу. В Баргузинском и Чивыркуйском заливах зачастую преобладают зеленые во­доросли, очень немногочисленные в открытом Байкале. 
Макрогектопус — типичный обитатель открытого Бай­кала. Он встречается и на глубинах до 1400 м. Но основ­ная его масса держится летом в верхних слоях до глуби­ны 200—250 м. Распределение юра в этом слое очень не­постоянно; рачок может образовывать большие скопления в виде стай на разных глубинах. В прибрежной полосе, где глубины менее 180 м, макрогектоттус встречается в ви­де исключения. Большое значение в жизни юра имеют его периодические вертикальные перемещения. С наступлением сумерек взрослые рачки и их молодь поднимаются в верхние слои, а с проблесками утренней зари возвращают­ся в глубины. Их миграции сильно зависят от условий по­годы, волнения на озере и лунного освещения. Своеобразная байкальская рыба — голомянка — пита­ется в основном макрогектопусом, которому, в свою оче­редь, пищей служит эпишура. Кроме этих двух эндемичных байкальских рачков, в планктоне Байкала встречается несколько видов низших ракообразных, главным образом из числа широко распро­страненных в пресных водах Сибири. Эти рачки — босми­ны, хидорусы, дафнии и др.— появляются в Байкале в теп­лое время года, преимущественно в прибрежной полосе, в заливах, в губах и сорах, а также в районах впадения крупных притоков. С повышением температуры воды они временно распространяются в верхних слоях открытого Байкала. В отдельные годы в зоопланктоне открытого Байкала заметную роль играют рачки — циклопы. Коловратки встречают­ся в Байкале круглогодично, однако размножаются в мас­совом количестве в августе — октябре. Характерная черта байкальского планктона — необы­чайное разнообразие инфузорий. Одни из них, сидящие в домиках, принадлежат к семейству тинтиннид. Эти ин­фузории в основном относятся к типичным обитателям морей. В пресных водах известно лишь несколько видов. В этом отношении Байкал — исключение. Интересна и другая группа инфузорий, в которой выделяются даже особые эндемичные байкальские семейства. Эти инфузо­рии размножаются летом в верхних слоях открытого Бай­кала в громадных количествах. Некоторые из них встре­чаются до глубины 600 м. Говоря о представителях планктона Байкала, необхо­димо упомянуть личинок и мальков байкальской рыбки — голомянки.  Обилие корма привлекает сюда планктоноядных рыб, глав­ным образом косяки омуля.   

Рыбы Байкала. 

По своему образу жизни одни байкаль­ские рыбы постоянно обитают у дна и относятся к бенто­су. Другие — жители толщи воды, хорошие пловцы, спо­собные активно совершать широкие странствования. Они являются представителями нектона, или рыбами пелаги­ческими. К донным рыбам Байкала относится большинство бай­кальских бычков-подкаменщиков. Весь облик и поведение этих рыб характеризуют их как обитателей дна. Эти мелкие рыбы — плохие пловцы. Форма тела их приспособлена к жизни на грунте, среди камней, под которыми они и на­ходят убежище. К жизни на дне приспособлена и маски­рующая окраска бычков-подкаменщиков: она сходна с окраской грунта. Рыб, обитающих в толще воды, наоборот, отличают признаки хороших пловцов: обтекаемая форма тела и мощная мускулатура, выемчатый хвостовой плавник. Ок­раска большинства их также приспособлена к условиям жизни: они имеют темную верхнюю (спинную) половину тела и серебристую — нижнюю (брюшную). 
Пелагические бычки Выше уже упоминалась рыбка — голомянка, извест­ная только в Байкале. Два ее вида: голомянка большая, или байкальская, и голомянка малая, или Ды­бовского,— обитатели глубин открытого Байкала. Само на­звание — голомянка — произошло от поморского слова голомень — открытое море. Длина большой голомянки не превышает 20 см, а малой — 15 см.  Основная пища голомянок — крупный рачок-боко­плав макрогектопус и собственная молодь. Подобно не­которым другим обитателям водной толщи озера, они со­вершают суточные миграции, поднимаясь в ночные часы до глубины 10 м(зимой) и возвращаясь днем на глуби­ны 200—500 м. Голомянки — холодолюбивые рыбы: при повышении температуры воды до 8° они впадают в оцепе­нение и гибнут. Большая голомянка Новейшие наблюдения за жизнью этих рыб показыва­ют: размножение у большой голомянки происходит с июня по ноябрь, а у малой — с февраля по июль. Голо­мянки не мечут икру, а производят на свет личинок до 2 тыс. штук. После отрождения потомства часть нересто­вого стада рыб отмирает.  
Вторая группа рыб, встречающихся в Байкале,— ши­роко распространенные обычные пресноводные рыбы. Они представлены в нем 18 видами. И только немногие из этих видов образуют особые разновидности. Первое место по праву принадлежит знаменитому бай­кальскому омулю (рис. 44). Его улов составляет около 2/3 всей годовой добычи рыбы в Байкале, т. е. 60— 70 тыс. ц. Эта типичная пелагическая рыба перемещается по всему Байкалу, избегая, однако, мелких губ, бухт и соров. Миграции омуля связаны, во-первых, с его ходом в реки на нерест и, во-вторых,— с поисками районов, изо­билующих пищей. Кроме того, омуль, как и другие лосо­севые рыбы, чутко реагирует на температуру воды: летом он предпочитает температуру 9—12° и редко появляется в водах с температурой выше 15—16°, зимой же держится в зоне наиболее теплых вод с температурой 3—3,5°, опу­скаясь на глубину до 250 м. На этих глубинах омуль под­вергается давлению около 20 атмосфер. Вот почему эти рыбы, попавшие в сети, при быстром подъеме гибнут. Ос­новная масса промыслового байкальского омуля — это рыбы на 6—7-м году жизни, средним размером около 30 см и весом 300—450 г. Редко встречаются экземпляры длиной в 40—45 см и весом до 2 кг и очень редко — ому­ли 13-летнего возраста, весящие около 3 кг. Самки омуля крупнее самцов. Байкальский омуль В августе начинается скопление половозрелого омуля в нерестовые косяки. Идет подготовка к ходу на нерест. В сентябре омуль уже движется к предустьевым районам рек, а в конце сентября и начале «октября, когда вода нере­стовых рек становится холоднее, чем в Байкале, омуль входит в них и поднимается до нерестилищ. По окончании нереста в конце октября, ноябре и в начале декабря омуль возвращается в озеро и уходит на зимовку. Всю зиму в холодной речной воде продолжается разви­тие икры, а в апреле-мае появляются личинки. Речным течением они сносятся в Байкал, где начинают самостоя­тельно питаться. 
Издавна рыбаки Байкала различали ому­ля, живущего в том или ином районе озера. Однако лишь сравнительно недавно ученые доказали существование четырех рас байкальского омуля селенгинской, посоль­ской, северобайкальской и чивыркуйской. Различия меж­ду ними незначительны, но зато каждая раса идет на не­рест в определенные реки. Привязанность отдельных рас и стад к известным районам, рекам и местам нереста вооб­ще свойственна большинству лососевых рыб. Первая, наиболее многочисленная, селенгинская раса уходит на нерест в р. Селенгу; посольская — в р. Боль­шую, Абрамиху, Култучную и другие мелкие притоки, впадающие в Посольский сор; северобайкальская — в Верхнюю Ангару, Кичеру и др. Если селенгинский омуль входит в реку при температуре речной воды 8—13°, то се­веробайкальский — при 6—7°, а его массовый ход проис­ходит при охлаждении воды до 3,5—5°. Летом рыба по­сольской расы широко распространяется в Южном Байка­ле, в южной части Среднего Байкала, заходя даже в Малое Море. Омуль северобайкальской расы распростра­няется во всем Северном Байкале и в Малом Море. В по­следнем омуль скопляется в особенно большом количестве, находя здесь обильный корм в виде планктонных рачков. Наименее многочисленна чивыркуйская раса. В последнее время, благодаря многолет­ним работам известного исследователя Байкала — М. М. Кожова, удалось составить схемы миграций омуля в ряде важных промысловых районов: в обширном про­странстве против дельты р. Селенги, в Малом Море и Баргузинском заливе. 
Интересен и другой представитель байкальских лосо­севых рыб — хариус, отличающийся от широко распро­страненного в Сибири хариуса рядом признаков и более крупными размерами. Известны два типа байкальского хариуса — черный и белый. Последний имеет большие размеры. Хариусы — рыбы холодолюбивые. Они широко распро­странены по всему Байкалу. Черный хариус (рис. 45) дер­жится на каменистых грунтах прибрежной полосы на глу­бинах не более 25 м, собираясь в небольшие стайки. Белый хариус — также обитатель прибрежной полосы. Од­нако он спускается до глубин 30—40 м и предпочитает песчаные грунты. И тот и другой держатся у дна. Черный хариус в основном питается личинками насекомых — хи­рономид и ручейников, бокоплавами и моллюсками, а так­же бычками и их молодью; белый питается преимущест­венно рыбой. Байкальский черный хариус Нерестится черный хариус в мае при температуре воды 2—4° в небольших притоках Байкала. Места нереста бело­го хариуса точно не установлены. Озерные сиги в возрасте 15—20 лет достигают 60— 75 см длины и веса 5—8 кг. Средний вес сигов, добывае­мых промыслам,— 1,5—2 кг. Сиги держатся в придонных слоях озера, преимущественно на глубинах до 120 м, а зи­мой, по-видимому, еще глубже. Он населяет горное озеро Фролиху, расположенное в 8 км от Байкала. Из других рыб, населяющих Байкал, следует упомя­нуть сибирского осетра. Основным районом его обитания считалась прибрежная полоса в местах впадения в озеро Селенги, Баргузина, Верхней Ангары, в которые осетр уходил на нерест. Встречался осетр также и в Чивьгркуй­скомзаливе. Осетр в Байкале достигает длины 180 см и веса до 100—120 кг. Прежде вылавливались и значительно более крупные рыбы весом до 200 кг. Питаясь донными животными, осетр держится придонного слоя. На нерест осетры идут в разное время: в Селенгу — ранней весной, когда вскрывается ледовый покров на реке; в р. Баргу­зин — в августе. Осетры частью входят на нерест в реки и остаются там на зиму, частью зимуют они в Байкале, скапливаясь в пониженных частях дна, ямах. Хищниче­ский лов осетра, особенно в начале XX в., в корне подор­вал запасы этой ценнейшей рыбы в Байкале. Теперь на его промысел наложен полный запрет. На Селенге проек­тируются завод для инкубирования икры осетра, а также строительство специальных прудов для подращивания молоди. Можно рассказать и о других широко распространен­ных в пресных водах рыбах. 
Особо следует выделить налима. Эта рыба встречается в Байкале в большом количестве, но до сих пор ее про­мышляют слабо. В Байкале водится озерно-речной налим, нерестующий в реках с января до второй половины мар­та, и озерный, нерестующий в самом Байкале. Обычно на­лим держится в прибрежной полосе, но спускается и до глубины 200 м. Питается он донными животными: широколобками, бокоплавами, моллюсками. Еще в 1943—1949 гг. в Посольский сор был завезен амурский сазан. 

Описание фауны Байкала окажется неполным, если не упомянуть о наиболее крупном ее представителе, единст­венном млекопитающем — байкальском тюлене, или нерпе. Нерпа — первый представитель байкальской фауны, отмеченный в научной литературе еще в первой половине XVIII в. Уже в то время возник вопрос о путях, по кото­рым нерпа проникла в Байкал, удаленный от водоемов, где обитают ее ближайшие родичи, на тысячи километров. Еще И. Д. Черский во второй половине XIX в. доказывал, что нерпа проникла в Байкал из Северного Ледовитого океана в ледниковую эпоху через систему Енисей — Анга­ра. Этот взгляд разделяется большинством ученых. В то же время имеется другая гипотеза, по которой байкаль­ская нерпа — более древний, доледниковый житель Бай­кала. Нерпа держится преимущественно в наименее освоенных и реже посещаемых частях Северного и Среднего Байкала, в южной части озера она встречается реже.

 Нер­па осторожна, и ее не часто удается увидеть на близком расстоянии. Чаще можно наблюдать нерпу весной — в ап­реле-мае, когда она выходит на лед и в погожие дни гре­ется на солнце (рис. 46). Этим моментом пользуются про­мышленники. Маскируясь, они подходят к зверю на вы­стрел. Поздней весной и осенью много нерпы держится по закраинам льда и на плавающих льдинах. Всю зиму тю­лень проводит подо льдом, дыша через отверстия, проде­ланные во льду. Такие отдушины поддерживаются нерпой со времени ледостава до вскрытия озера. Нерпа в Северном Байкале Питается нерпа главным образом бычками — пелагиче­ским желтокрылым и особенно голомянкой. Ценные про­мысловые рыбы в ее пищевом рационе редки. В феврале-марте у нерпы рождаются детеныши. Каждая самка рож­дает одного детеныша, покрытого пушистой почти белой шерстью. Для новорожденных среди льдин и торосов устраиваются гнезда, покрытые снежным навесом. Рядом с гнездом остается продушина, через которую самка пе­риодически выходит к детенышу. Кормление молоком продолжается ют 1,5 до 3 месяцев, после чего начинается питание рыбой. Байкальская нерпа с давних пор привлекает внимание охотников. И это не удивительно. Взрослый зверь, может достигать длины 1,7 м и веса 130 кг. Он дает обычно 30—40 кг жира, употребляемого в пищу и для техниче­ских целей, а также серебристо-серый, ценный мех, иду­щий на разные поделки. В прежние времена ежегодно до­бывалось несколько тысяч голов нерпы. В последующие годы, особенно во время войны, запасы этого ценного зве­ря заметно сократились. В наши дни они вновь восста­навливаются.

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Легенда о старике Байкале и его дочери Ангаре

Обитатели Байкала

Земля у Байкала